ИНФОРМАЦИЯ ОТ ПРОФЕССИОНАЛОВ

Мнение

Историческая развилка. Будет ли развиваться возобновляемая энергетика в России России предстоит выбрать путь технологического развития энергетики на десятки лет вперед


Сегодня ведется широкая дискуссия по выбору дальнейшего пути развития электроэнергетической системы страны. Более 30% функционирующих энергоблоков тепловой генерации имеет возраст более 40 лет, и за горизонтом 2021 года большая часть из них должна быть выведена из эксплуатации, что уменьшит существующий резерв мощности. В целях поддержания дальнейшего надежного обеспечения потребителей электроэнергией и теплом было принято важное решение по созданию новой программы «ДПМ модернизация старых энергоблоков».

Вместе с тем рассматривается и вопрос дальнейшего создания новых генерирующих мощностей на основе использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и определения мер их поддержки. Однако из-за недостаточной статистики по работе такого рода объектов в составе энергосистемы не до конца определен допустимый предельный объем установленной мощности ВИЭ. Перед государством сейчас стоит непростая проблема — грамотно распределить инвестиционный ресурс для обеспечения дальнейшего надежного функционирования и развития российской энергетики. И стратегическое решение о поддержке генерации на основе ВИЭ будет важным шагом в сторону интенсивного экономического развития энергетической отрасли.

Опрос

Исполнение 261-ФЗ - это:

 формальность
 шаг к повышению энергоэффективности
 планирую исполнить до конца года
 исполню, когда выпишут предписание
 мне это не знакомо
 меня это не коснётся

  

Энергосбережение

Энергосбережение. Зарабатывать с прибылей, а не с убытков 17.12.2013

Энергосбережение. Зарабатывать с прибылей, а не с убытков

Переясловский Иван Васильевич,
генеральный директор «Научно-производственное предприятие
«Алтайский углеисследовательский центр», г. Барнаул.

E-mail: nppauic@mail.ru

Федеральный закон № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 23 ноября 2010 года, как известно, обязывает все муниципальные, бюджетные, а также все энергоснабжающие организации пройти энергетическое обследование.

А между тем, нечто подобное в нашем государстве уже пытались сделать. Во исполнение приказа Федеральной службы по тарифам от 6 августа 2004 года N 20-э/2 "Об утверждении методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке" Минпромэнерго в свою очередь подготовило в 2005-2006 годах ряд приказов (№265, №268, №269, №130Э, №471), которые инициировали установление норм расходов тепла и топлива с обязательным утверждением их в том же министерстве.

Многим теплоснабжающим предприятиям это, как говорится, «влетело в копеечку», а пользы принесло – нуль. Слава Богу, это никчемное начинание удалось остановить. И вот теперь уже министерству энергетики удалось протащить идею энергобследования в федеральном законе №261-ФЗ. На мой взгляд, речь идет практически о том же самом.

Государственным и муниципальным учреждениям закон предписывает за 5 лет снизить потребление ресурсов, в том числе топливно-энергетических, как минимум на 15% от уровня 2009 года (или по 3% в год). Целевые показатели энергосбережения устанавливают и энергоснабжащим организациям с долей государства или муниципалитета (по закону, это делают в регионе).

Но если вникнуть в суть закона, в методологию его исполнения, все это напоминает крылатое выражение советских времен «экономика должна быть экономной». В условиях планово-командной экономики мыслящая часть населения рассматривала эту инициативу как очередной лозунг или даже ляпсус престарелых членов политбюро ЦК КПСС. И кроме очередного объекта для массы анекдотов не имела сколь-нибудь существенных последствий для экономики. В условиях же рыночной экономики аналогичное действо приобретает иное звучание и иные последствия.

Конечно, важность поставленной задачи нельзя переоценить. Но, на мой взгляд, это обыденная задача, которую мы должны решать постоянно, ибо от этого напрямую зависит наше экономическое состояние: чем больше сэкономим на тепле, воде и освещении, тем больше останется на колбасу, одежду и кино. Энергосбережение, по сути, как и другие виды сбережения, это закон природы, экономический закон. И он, по большому счету, не нуждается в подкреплении писаным законом.

Но, как у нас всегда, любая идея, особенно прозвучавшая из высокопоставленных уст, превращается в кампанейщину и доводится до абсурда. Абсурдность ситуации уже в том, что к экономии энергии дана команда не только ее потребителям, но и производителям. Власти как будто забыли, что мы уже давно живем при капитализме. А капиталист априори заинтересован производить товар во все большем количестве и продавать его по максимально возможной цене. У потребителя же диаметрально противоположные намерения. А их пытаются запрячь в одну повозку.

Рассматривая программы энергосбережения, нетрудно заметить, что практически везде основное внимание уделено вопросам, которые можно решать только с привлечением бюджетных средств. То есть главный вопрос энергосбережения - не сбережение, а освоение денежных потоков. А потому основными «энергсберегателями» будут те, кто ближе к этим потокам и ручейкам, то есть чиновники.

Это наглядно было продемонстрировано в конце 2010. 2011,2012 гг., когда нужно было срочно осваивать бюджетные ассигнования, выделенные на проведение энергосберегающих мероприятий (в основном, энергетических обследований) учреждениями Алтайского края. Во многих случаях эти мероприятия проводились формально, без проведения соответствующих исследований, или же их проведение переносилось «на потом». В том и другом случаях польза от них была минимальной, или даже, так сказать, со знаком «минус».

Обидно, что этот подход не только приводит к материальным издержкам, но и приносит существенный моральный ущерб, так как отвлекает лучших специалистов от возможности зарабатывать трудом на благо Родины. И заставляет их не создавать отечественный продукт, а торговать зарубежным или участвовать в сомнительных, но доходных мероприятиях.

А для настоящего энергосбережения, т. е. сбережения средств на производство, передачу, использование энергии у нас простор огромен. Нужно просто научиться зарабатывать с прибылей, а не с убытков, нужно научиться экономить, а не «пилить» бюджет. Необходимо оплату (вознаграждение) любого товара, услуги, поставить в зависимость от их качества, конечного результата.

Что значит провести энергообследование всех бюджетных организаций, а также всех энергоснабжающих организаций (ЭСО), составить соответствующие паспорта и утвердить их в Москве? Сколько нужно времени, какую армию специалистов надо задействовать, а, главное, сколько нужно потратить денег? И позволит ли это добиться практической, а не мнимой, экономии ресурсов минимум на 15%? Кто и как будет выполнять рекомендации по энергосбережению, которые являются основным итогом энергообследований, и откуда взять те огромные деньги, которые понадобятся для этого? Эта задача на данном этапе нашего социально-экономического состояния выполнима, но только в сегменте освоения (усвоения) денежных средств.

Вместе с тем, нашими коллегами, выполняющими эти самые энергообследования по результатам ранее проведенных работ на более чем 50 предприятиях бюджетной сферы и более чем на 10 энергоснабжающих предприятиях, установлено, что проблемы, как правило, у всех предприятий одинаковые. Напрашивается мысль: нужно ли энергообследование всех и вся?

Проблема номер один у ЭСО и предприятий с собственными источниками тепловой энергии это организация учета поставляемого топлива (угля) и контроль его качества. На данный момент предприятия так и не могут до конца нормально наладить этот процесс. Для организаций бюджетной сферы уголь поступает (именно поступает, а не закупается) за отопительный период более чем от 20-30 поставщиков. И, как показывает опыт по оценке качества топлива, угли поставляются с низшей теплотой сгорания 3800-4400 ккал/кг, высокозольные, часто переувлажненные, переизмельченные или же отсевы и шлам. Бюджетные организации самостоятельно просто не могут выбирать ни нужное топливо, ни его поставщика. У ЭСО проблема аналогичная, верхнюю планку стоимости топлива им устанавливает региональная служба по тарифам и, естественно, устанавливаемая цена ниже рыночной стоимости топлива, а посему в большинстве случаев им приходится довольствуются низкокачественным товаром.

По результатам обследования котлов более чем на 100 котельных нашего и соседних регионов установлено, что для большинства котлов с ручным забросом топлива фактический КПД «брутто» колеблется в диапазоне 38-64 %. Основные причины, которые влияют на эти показатели:

- конструктивные особенности котлов с ручным забросом топлива, которые не позволяют полноценно осуществлять съем тепловой энергии поверхностями нагрева (практически ни один новый котел никогда не выйдет на параметры и КПД, указанные в паспорте);

- отсутствие химводоподготовки на котельных, что влечет ввод в водяной тракт сырой неподготовленной воды и интенсивное образование внутренних отложений и тем самым снижение их тепловосприятия и снижение надежности и срока службы котлов;

- отсутствие механизмов и регуляторов подачи воздуха и разряжения в топочной камере в зависимости от нагрузки котлов (дутьевой вентилятор и дымосос работают без ограничений, содержание O2 в уходящих газах 14-18% - потери с уходящими газами до 45%);

- сжигание низкосортного, высокозольного, с большим содержанием мелочи (более 65%) топлива. При этом механический недожог достигает 20-25% при норме до 5%. Химический недожог тоже примерно в таких же размерах.

Не лучше обстоят дела и при передаче тепловой энергии. На большинстве обследуемых предприятий тепловые сети проложены уже более 25 лет назад - до 1989 года. Основываясь на опыте проведенных обследований и испытаниях тепловых сетей на фактические тепловые и гидравлические потери можно сделать следующие выводы:

- фактический износ тепловых сетей может достигать 100%;

- потери тепловой энергии через изоляцию превышают нормативные значения в 1,5-3 раза;

- гидравлическое сопротивление сетей больше нормативных значений в 3-10 раз;

- отсутствуют данные гидравлических расчетов и наладочных мероприятий по тепловым сетям.

Такое катастрофическое состояние в производстве и транспортировке тепла усугубляется и огромными потерями его потребителями. Здесь главными источниками потерь являются:

- обветшалость зданий и сооружений, их низкая тепловая эффективность;

- отсутствие регулируемой (погодозависимой) подачи тепла;

- засоренность труб, батарей, сливы горячей воды в канализацию для «интенсификации тепловыделения».

Все это приводит к перерасходу 30-40% и более средств на теплоснабжение - не случайно ЖКХ называют «черной дырой» экономики. Впрочем, больше к описанию данной ситуации подходит название «чумной барак». Соответственно, и меры к данной проблеме должны приниматься иные. Сначала нужно вывести вшей, пропарить белье, помыть и вылечить клиентов, а потом уже и производить общую диспансеризацию.

При такой ситуации распыление людских и денежных ресурсов просто недопустимо. Наоборот, нужно их сконцентрировать на решении неотложных задач вывода малой энергетики из кризиса.

Справедливости ради, отмечу: в законе №261 уделено внимание учету расхода ресурсов. По нашему мнению, первое, что действительно необходимо организовать – это четкий учет и контроль производимой и потребляемой тепловой энергии и топлива. Учет тепловой энергии должен производиться только на основе установки соответствующих приборов, на первых порах хотя бы на коллекторах котельных и у крупных потребителей. Учет и расчет потребного количества топлива должен осуществляться в зависимости от типов котельных, тепловой нагрузки, положения объектов в транспортной инфраструктуре. Примерная методика данного процесса изложена в соответствующих методических рекомендациях разработанных комитетом по энергетике Алтайской торгово-промышленной палаты.

Котельные и тепловые сети по мере возможности должны приводиться в соответствующее техническое и технологическое состояние. Нужно также больше внимания уделить профессиональной подготовке кадров, как ИТР, так и рабочих.

Но все это будет возможным лишь при разработке и внедрении экономических, а не только административных стимулов.

В этом аспекте необходимо бы отметить, что такая прекрасная инициатива как заключение энергосервисных контрактов (такие контракты, кстати, тоже предусматривает закон №261) пока не получила широкого распространения. В данном случае было бы разумно, чтобы группы специалистов заключали такие контракты с наиболее проблемными в отношении энергоэффективности субъектами, которые и без проведения энергоаудита всем в регионе известны. Хорошо бы было, чтобы они были трехсторонними, с участием представителей соответствующих властных структур. Представители этой группы участвуют во всей цепочке работ - от энергообследования до полного внедрения мероприятий. Вознаграждение специалисты, в том числе и организации-заказчика, получают только по итогам работы, из сэкономленных средств. Текущее финансирование работ должно производиться за счет кредитования заказчика или исполнителя. Таким образом, в короткие сроки можно будет не только залатать наиболее крупные дыры в бюджетах, но и наработать практику для более широкого внедрения.


Возврат к списку